leaderforever

Categories:

На часах 2:19. Кожа горит после пиллинга под муциновой маской. Я люблю  ощущения легкой боли и обновления, или скорее того, что связано с ними - физических перемен.

Мне нравится временами «взяться за себя» и измениться до неузнаваемости. После я минутами и длительными десятками минут рассматриваю  отражение  в зеркале. Не так что бы за раз, но часто-часто – и происходящее сливается в  теряющиеся тягучие миинууты.

Сегодня у меня мягкая кожа на бедрах, груди, животе, местами целлюлит. Бывает целлюлит упругим? Бывает, у меня бывает.

Разная. И иногда я это культивирую.

Даже не знаю, откуда пришло это осознание. Оттуда ли, что под маской можно спрятать себя или, наоборот, проявить ту, какую обычно сама не знаю. Оттуда ли, что можно поиграть?  Из меня вышла бы большая актриса.
Вышла бы - вот это “вышла бы”  удручает слюной нереализованности. Сглотнула и отмахнулась от мысли.  А может быть, я уже актриса, в жизни, сейчас?

В такси включила режим “женственности” и мягким, тихим голосом попросила водителя убавить звук. Я совсем неженственна в обычном своем состоянии, в нем я вообще никакая. А в игре смотрю на себя со стороны и пробую ощущения влияния, взаимодействия на вкус. В этот момент  верю, что вот я вот такая и испытываю эмоции.

2:28 Тишина, спит мой пятнадцатилетний малыш. Спит, уткнувшись в него спиной, кот. Черная большая мыша, так мы называем кота. Он  точно копирует наши позы во сне. А сын, если подойти и чмокнуть в молочную щеку, непроизвольно улыбнется уголком рта. Я чмокнула дважды. Днем его нельзя целовать, только по особому разрешению в минуты благодушия - большой. 

Мой чай хорошо остыл -  так, как я люблю, остыл - еще горячий, но уже не жжет неба.  Недавно я снова стала пить по ночам те гуа инь. Расслабляет, снимает тревожность и успокаивает.

Вот уже три (или два?) месяца меня преследуют истерика и страх. Нет, все же полтора. Это началось в декабре после Стамбула.
Я плачу без слез, что-то боюсь выпустить наружу. Саму себя тревожусь обнаружить. Мне бы накричаться ором, чтобы деревья сотрясались - но я трушу.

Я знаю, откуда идет это горе, испепеляющее внутренности.  Я люблю и тревожусь за сына, его будущее, его профессиональные и финансовые успехи. Переживаю так, что начинаю пилить. Он отстраняется и выдает мне  жестокую обратку.

Я беззвучно плачу. Сила плача настолько  сильна, что растворяет все на своем пути. До прозрачности, до потери ориентации и желания жить.
Буквально за пятнадцать (!) дней  мыслями  я убила часть себя и задела сына. Все стихало и начиналось вновь, стихало и начиналось вновь, напоминая скучный день сурка.

И вот однажды, в минуты примирения и затишья, когда ничего не предвещало знаков судьбы, да и запросов не было, а только стало спокойно – я поняла то, что отрицала пятнадцать (!) лет.

Я лежала на кровати и читала текст.  Смотрела на сына за компьютером. Его спина была уже такой большой, но еще маленькой и беззащитной. Длинные волосы по бокам скрывались наушниками, и было что-то еще…
Кажется, где-то был кот и день стоял в полном разгаре со всею  мощью активных событий, которые в городе прорываются сквозь блокаду окон.

Я смотрела на эту ранимую спину, которая хочет казаться взрослой, и поняла. Мой сын очень любит меня и очень нуждается во мне. Мое слово, мое одобрение  значимо для него, он просто не может выносить критики. Его  душа плачет.

Мой сын нуждается в моем принятии. Мой сын нуждается в том, чтобы знать, что я люблю его  безо всяких условий. Он любит меня так же сильно, как любил и любит его отец, любви которого я не выдержала. Мой сын родился в надежде, зарожденной и переданной его папой - быть принятым любым. В тишине и спокойствии, доверии и безусловном принятии.
Я выдохнула от мгновенного притока радости  и удивления: как этого очевидного явления я не могла осознать, ведь это так просто и совсем не стоит мне усилий.
И все, что ранее стопорилось, нынче получается само собой. Мне совсем не надо напрягаться и  напоминать. Я просто всегда рядом, на меня всегда можно положиться. Я педалирую слово «всегда» как важное условие спокойствия и безопасности.

Я наполняюсь энергией вновь. И улыбкой.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded