February 4th, 2021

(no subject)

На часах 2:19. Кожа горит после пиллинга под муциновой маской. Я люблю  ощущения легкой боли и обновления, или скорее того, что связано с ними - физических перемен.

Мне нравится временами «взяться за себя» и измениться до неузнаваемости. После я минутами и длительными десятками минут рассматриваю  отражение  в зеркале. Не так что бы за раз, но часто-часто – и происходящее сливается в  теряющиеся тягучие миинууты.

Сегодня у меня мягкая кожа на бедрах, груди, животе, местами целлюлит. Бывает целлюлит упругим? Бывает, у меня бывает.

Разная. И иногда я это культивирую.

Даже не знаю, откуда пришло это осознание. Оттуда ли, что под маской можно спрятать себя или, наоборот, проявить ту, какую обычно сама не знаю. Оттуда ли, что можно поиграть?  Из меня вышла бы большая актриса.
Вышла бы - вот это “вышла бы”  удручает слюной нереализованности. Сглотнула и отмахнулась от мысли.  А может быть, я уже актриса, в жизни, сейчас?

В такси включила режим “женственности” и мягким, тихим голосом попросила водителя убавить звук. Я совсем неженственна в обычном своем состоянии, в нем я вообще никакая. А в игре смотрю на себя со стороны и пробую ощущения влияния, взаимодействия на вкус. В этот момент  верю, что вот я вот такая и испытываю эмоции.

Collapse )