February 3rd, 2021

(no subject)

Из верхнего окна льется луч света. Он густой и осязаемый. Сквозь него можно просунуть руку, ощутить сгустки воздушной пыли и застрять, словно в сметане.

Луч освещает опрятную кровать, занимающую четыре пятых пространства, и плотно сбитый шерстяной ковер. Он не падает вниз небрежным пятном, а аккуратно рисует на ковре лунку.

В этой лунке, растворяя свет, сидит двухлетняя девочка. Если лучу и подвластно все вокруг (вон как он смело сотворил из небытия прикроватный столик, кровать с покрывалом, намекнул, что у стены есть стол с папиными вещами, а также шкаф с одеждой и книгами), то и на сам луч есть управа.

Эта управа - маленькая девочка. Луч касается ее головы и бережно всматривается в пушистые волосы, стриженные под каре, упрямые руки с фигурками в руках и подогнутые ноги. На ней короткое платье, скрывающее бедра, большие удобные трусики, носочки и башмаки.

Пол, несмотря на ковер, холодный. По нему сквозит сыростью из щели в двери. Сколько не утепляли, а все сквозит.

На окне висят прозрачные занавески - из-за тусклости чудится, что их не мешало бы постирать. Да и само окно давно желает пройтись по нему тряпкой - убрать разводы от копоти. В шахтерском поселке пыль скапливается моментально.

Collapse )